levya: (Читатель)
levya ([personal profile] levya) wrote2016-09-22 08:55 pm

Всего-то покупка...

 Не собиралась я об этом писать. И вотще вообще не собиралась - ни о чём. Но Леечка своим прелестным рассакзом   http://gilman–halanay.livejournal.com/220093.html    сподвигла на графоманское баловство. Знаю, знаю, никто почти не читает, ну да ладно, пусть, когда-нибудь соберу здешние вопли в отдельную книжицу, на старости лет буду полистывать...

Старая дочкина лампа – заслуженная, прошедшая со своей хозяйкой сквозь тернии будней и праздников, драматических и комических перипетий – школьных, университетских, хайтековских, приказала долго жить.
Купить новую – двойницу прежней, такую, что крепится к плате стола и поворачивается "коленками" во все стороны, собрались не тотчас. "Подорванная" на оттачивании мастерства программистка, ещё не постигшая глубину философской аксиомы "трудолюбивые люди работают, чтобы жить, а трудоголики живут, чтобы работать", домой обычно заявляется запоздно – уставшая, не всегда довольная (собой и начальством), на шопинговские подвиги не имеющая ни желания, ни сил. Так что вариант "охота пуще неволи"  оказался нерелевантным, – никакой охоты, одна сплошная неволя.  А уж об эффективности подневольного труда классики давно всё сказали.

Предвидя, настырность и/или пофигизм тружеников прилавка, а также зная о своём хроническом неумении отвадить приставал и/или пробить лёд безразличия служащих разного пошиба и рода деятельности, дочка пригласила на подмогу меня – как борца за права потребителя. Собирались мы посетить какой-нибудь большой сетевой центр товаров для дома (там, вроде бы, обстановка подемократичнее), но по дороге завернули в симпатичный "ламповый" салончик. Сразу заметили, что большинство работников – кипастые, а стало быть (опыт со счетов не сбросишь!), можно рассчитывать если не на высокую квалификацию (такое чудо в нашей сфере обслуживания – феномен, функция непредсказуемых, скорее всего – несуществующих в природе параметров), то уж точно – на старательность и учтивость, хотя бы минимально отличающиеся от стандарта "васмногоаяодна".
Но – увы. Ошибочка вышла. Обман зрения.  Как говорят на иврите: "אַל תִּסְתַּכֵּל בַּקַּנְקַן, אֶלָּא בַמֶּה שֶׁיֵּשׁ בּוֹ"
что в вольном переводе означает: "смотри не на кувшин, а на то, что в нём",
а в литературном: "не всё то золото, что блестит" (этой версии более точно соответствует почти буквальное:
" לֹא כָּל הַנּוֹצֵץ זָהָב הוּא" ).

Ох уж этот набивший оскомину снобизм специализированных эксклюзивных лавок, где каждый работник мнит себя невесть кем.
Ленивые и вальяжные продавцы (на каждом и костюмчик сидит, и бирочка пришпандорена – "консультант"), коих в поле зрения наблюдалось явно поболее, чем потенциальных покупателей, даже бровью державной не повели в нашу сторону. Некоторые, правда, действительно были заняты – активно окучивали пасли двух полуголых (ну, или полуодетых, это уж как кому понравится величать) барби-оборванок, возрастную и/или социальную принадлежность которых было бы сложно идентифицировать даже суперпрклассному экстрасенсу психологу-диагносту, запросто, "рентгенно" определяющему наличие наркотиков в багаже авиапассажира.
На нас – ноль внимания (фунт презрения). Ну, покрутились мы, как бедные родственники, по торговым закуткам, поспотыкались о наставленные в тесном беспорядке шедевры дизайна, опутанные неизвестно какой модели принадлежащие провода, пощурились от свисающих с потолка кошмарно вульгарных сталактитов, царский блеск которых, видимо, долженствовал оправдать солидность цен (по правде, я бы ещё и приплатила тому, кто решится такое страшилище купить, а вот барби, похоже именно на эту роскошь и нацеливались, потому и полюбились местным распорядителям с первого взгляда), попробовали самостоятельно включить одну скромненькую лампочку, показавшуюся отдалённо похожей на искомую (нужно ли добавить, что она так и не включилась, а наши вопросительные обращения к персоналу остались безответными?), утёрлись вымоленным у снизошедшего до минутного общения с нами осанистого мэна до омерзения знакомым трюизмом "зэ ма ше еш" (это то, что есть) и убрались восвояси ни с чем.

Огорчились, да. Что ж дальше–то будет...

И через минут пятнадцать–двадцать оказались в плебейском "хоум–центре", где совершенно не плейбойского (я бы даже сказала – местечкового) вида немолодой продавец встретил нас с распростёртыми объятиями помог найти именно то, что требовалось и по неожиданно аттрактивной цене. Сервис донельзя напоминал идеальную картинку: и тип лампочки он нам посоветовал (мощность, оттенок света, срок жизни и прочая), и побеспокоился о том, как женщины слабые, беззащитные мы будем эту бандуру свою покупку к столу крепить  (à propos: в нашей семье только у меня одной в дипломе фигурирует – по определению мужа –поганое слово "инженер", но на прикрутку пары винтов, думаю, способны все), и о том, как она впишется в интерьер и цветовую гамму комнаты.
Апофеоз…

Всего-то покупка настольной  лампы – вполне себе обывательский эпизод, микропроисшествие, ничтожная, проходная, ерундовская историйка, выеденного яйца не стоит. Мгновение – одно из мириадов, песчинка во вселенской пустыне, капелька в космическом океане.
 Нет, не бывает ничего случайного, ничего незначащего, совсем уж не заслуживающего и грана нашего внимания, не имеющего права, пробегая мимо, хоть чуточку притормозить, отразившись в зеркале судьбы.
А там… Как знать, кто и когда шагнёт к нам из зазеркалья…